Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



05.06.2018
6 июня по улицам, паркам и скверам столицы будут «разгуливать» 17 цифровых двойников Александра Пушкина. Их можно будет увидеть на экране своих смартфонов с помощью городского приложения Histars. Благодаря ему с 3D-копиями творца даже получится сделать совместное фото.
05.06.2018
Президент США Дональд Трамп на своей странице в соцсети Twitter анонсировал выпуск в ближайшее время книги юриста телеканала Fox News Грегга Джарретта.
05.06.2018
Наоборот, не лучшим образом обстоят дела в Калмыкии, Дагестане, Тыве и Карачаево-Черкесии. По оценкам экспертов, потенциал развития инфраструктуры для чтения реализован в России не в полной мере. Об этом говорится в свежем исследовании «Культурная карта России. Литература. Чтение», которое представил Российский книжный союз и журнал «Книжная индустрия»".
05.06.2018
Аукционный дом «Sotheby's» готовится выставить на торги самую знаменитую карту в английской литературе. Это карта Стоакрового леса, где жил Винни-Пух и другие герои книг Алана Милна. Предварительно она оценивается в 100-150 тысяч фунтов.
5_2018.jpg

Всеволод Кукушкин: «У каждого игрока есть свое место в истории хоккея»

04.03.2018 Прошедшей зимой в «Московском Доме Книги на Новом Арбате» читатели встретились со спортивным журналистом и писателем Всеволодом Владимировичем Кукушкиным. Автор представил второе издание своей книги о достижениях отечественного хоккея «Большая красная машина», в которую была включена информация о чемпионате мира 2017 года.

Всеволод Кукушкин: «У каждого игрока есть свое место в истории хоккея»
– Расскажите о Вашей книге.

– В ней есть история всех чемпионатов мира, в которых наши сборные завоевывали любые медали. Если команда не попадала в тройку, то этих соревнований нет в книге. Термин «Большая красная машина» был введен в советскую печать мной. Во время поездки сборной СССР по Северной Америке мы читали местные газеты, и тренер команды Виктор Тихонов ругался, что они называют нас «Большой красной машиной». Мы позвали журналиста, который это написал, и спросили, откуда взялось такое название. Он рассказал, что в 1930-е годы в Детройте, городе автомобилей, существовала бейсбольная команда. Говорили, что они играют совершенно, как большая красная машина. К тому же спортсмены все время выходили на поле в красной форме. А наша команда тоже обожала играть в красном. Так и получилось название «Большая красная машина». Совершенный механизм, но с душой. Я тогда сразу написал в репортаже, что наша «Большая красная машина» одержала еще одну победу. Я благодарен художнику Александру Литвиненко, который оформлял эту книгу. Он придумал оригинальный ход: если посмотреть на корешок книги, можно увидеть, что чемпионаты, в которых мы побеждали, имеют золотой обрез, а те, в которых мы получали серебро, – серебряный, то же самое с бронзой. Книга выходила при содействии фонда Леонида Тягачёва.

А где Вы работали?

– Начинал как внештатный корреспондент в «Комсомольской правде», потом был принят в штат, затем перешел в ТАСС, где отработал 22 года. После ненадолго «зашел» в «РИА новости», но там к спорту было своеобразное отношение. Потом поработал в газете «Спорт-экспресс» и ушел на пенсию. Всегда хотелось писать. Я благодарен своим родителям за то, что они заставили меня выучить английский язык. Кроме того, когда после школы встал вопрос о дальнейшем обучении, отец сказал: «Не знаю, будешь ли ты хорошим журналистом, а плохой журналист – несчастье для семьи. А от инженера вреда большого не будет». Поэтому по образованию я инженер-механик. Но в итоге получилось, что «тянется рука к перу, перо – к бумаге». Все равно инженерный подход ко всему во мне остался. В последнее время у меня появился так называемый «закидон»: я стал писать авантюрные романы. Там присутствует местами и хоккей.

С чего началась Ваша любовь к хоккею и спорту вообще?

– Когда я был школьником, мы с ребятами записались на занятия русским хоккеем – хоккеем с мячом. На меня посмотрели и предложили стоять на воротах. Помню ситуацию во время матча школьных команд. Стою на воротах, справа прорывается крайний, замахивается. Я сделал ладони «ковшиком», чтоб по лицу не попал, а он попал в щиток на ноге. Было больно, поэтому я считаю, что игроков надо учить не целиться во вратаря, ему же больно бывает. А если бы тогда мой противник бросил мимо меня, был бы гол – игроку приятно. Так что я с большим уважением отношусь к вратарям. Дружен с Володей Мышкиным, со многими другими хоккеистами. В силу знания английского языка я ездил с командами как переводчик. Находился в раздевалке нашей сборной, имел возможность слышать игроков, видеть и участвовать в их жизни. Поэтому я уважаю ту работу, которую выполняют все спортсмены, не только хоккеисты. Ездил однажды в турне с волейболистками. Самая низкорослая из них была на полголовы выше меня, а самая высокая – Катя Гамова, которой я сегодня желаю достичь успеха в журналистике.

– Чем отличается отношение советских и российских спортсменов к своей работе?

– Отличие есть, но оно своеобразно. Сейчас спорт напряженнее. Он стал огромной промышленностью, связанной с телевидением. Вариант того же шоу-бизнеса, но с другими интригами. Советский спорт был во многом любительским, теперь он стал более профессиональным. Но если люди платят деньги за то, чтобы посмотреть, значит, ценят зрелище. Кроме того, спорт двигает вперед архитектуру, ведь нужно строить новые современные стадионы, трассы, трамплины…

– Как Вы оцениваете отечественную хоккейную школу по сравнению с зарубежной?

– У нас хорошее наследие. Предшественники заложили фундамент. У нас и суть человеческая немного другая. Лидеры в НХЛ в основном все наши ребята. Если вы откроете любой учебник по бизнесу, в первую очередь менеджерам рекомендуется создать команду. То же и в хоккее.

– Были ли у нас такие же звезды, как, например, центральный нападающий, лучший бомбардир Фил Эспозито в Канаде?

– Точно таких, как Эспозито, у нас тогда не было. У нас был комсомол, и игроки были скромными. В то время звезды Северной Америки пробивали себе дорогу. Тарасову принадлежит выражение «в сборную нужно идти по трупам». Имелось в виду, по трупам соперников. С другой стороны, это жесточайшая конкуренция. Борис Майоров попал в сборную благодаря своему таланту. Он фотогеничный, и в кино снимался. Мог стать звездой, но тогда его обвинили бы в нескромности. Быть одновременно скромным и звездой – сложно, не каждому дано. Нужно поддерживать статус, потому что, став звездой, ты помогаешь двигаться юному поколению. Но у каждого есть свое место в истории хоккея.

– Была ли конкуренция среди команд, игроки которых входили в сборную СССР?

– Тарасов говорил: здесь нет ни спартаковцев, ни армейцев, ни кого-либо другого, здесь сборная Советского Союза. Всем становилось ясно, что все едины. Игроки сборной были дружны между собой. Как кто-то сказал: «Премиальные будут платить всем одинаково».

– Каковы Ваши будущие планы?

Есть несколько идей, связанных с хоккеем и не только. Меня заинтересовала тема искусства, неожиданная для меня. Самое интересное – сделать то, чего другие не делали.
Записал Влад Сурков