Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



05.06.2018
6 июня по улицам, паркам и скверам столицы будут «разгуливать» 17 цифровых двойников Александра Пушкина. Их можно будет увидеть на экране своих смартфонов с помощью городского приложения Histars. Благодаря ему с 3D-копиями творца даже получится сделать совместное фото.
05.06.2018
Президент США Дональд Трамп на своей странице в соцсети Twitter анонсировал выпуск в ближайшее время книги юриста телеканала Fox News Грегга Джарретта.
05.06.2018
Наоборот, не лучшим образом обстоят дела в Калмыкии, Дагестане, Тыве и Карачаево-Черкесии. По оценкам экспертов, потенциал развития инфраструктуры для чтения реализован в России не в полной мере. Об этом говорится в свежем исследовании «Культурная карта России. Литература. Чтение», которое представил Российский книжный союз и журнал «Книжная индустрия»".
05.06.2018
Аукционный дом «Sotheby's» готовится выставить на торги самую знаменитую карту в английской литературе. Это карта Стоакрового леса, где жил Винни-Пух и другие герои книг Алана Милна. Предварительно она оценивается в 100-150 тысяч фунтов.
5_2018.jpg

Михаил Ширвиндт: «Я никогда никого не воспитывал»

30.01.2018 В конце 2017 года «Московский Дом Книги на Новом Арбате» посетил телеведущий Михаил Ширвиндт, известный по телепрограммам «Дог-шоу “Я и моя собака”» и «Хочу знать». На встрече с читателями автор представил автобиографическую книгу «Мемуары двоечника», а также рассказал о своем детстве и открыл некоторые планы на будущее.

– Михаил, как появилась идея создать автобиографию?

– Мне позвонили из издательства «Эксмо» и предложили написать книгу. Я и написал. Книга затевалась как одна из работ серии «Дети про известных родителей», но выросла в забавную историю времени. В ней я раскрываю следующие вопросы: «Кому достались ордена моего деда?», «Как папа упал в коридоре?», «Сколько Майкл Джексон заплатил за наш сарай?», «Как занять собачью будку, как утопить дачный клозет и как взорвать школьный унитаз?», «Как отец бил меня оглоблей», «Как отец волок меня на веревке за машиной», «Как я играл “Женитьбу Фигаро” с Андреем Мироновым», «Самый счастливый день, или Хоккей с Михаилом Державиным», «Был ли геем Люссак?», «Как я разводил кур в Театральном училище им. Щукина», «Как украсть завтрак в столовой и банкет в ресторане», «Как Олег Табаков справился с жабой и почему Белоснежка уползла со сцены?», «Что я на самом деле сказал про Аркадия Райкина и как Константин Райкин устроил мне полосатый рейс», «Зачем Сергей Урсуляк ломал головой сибирский академгородок», «Андрей Смоляков», «Лото-миллион, или Как обмануть гаишника», «Дог-шоу, или как Урсуляк и Золотовицкий ели торт, и кто же такой Ленин?», «Чем болеют рабочие, или Семейный столик», «Как внуки вьют веревки из дедушки, и как папа начертил проект дома». Это примерно тридцать процентов того, что я пытался поведать в своей книге.

– Строгим ли был Ваш отец?

– Воспитывала меня мама. Папе это поручалось, когда зашкаливало количество двоек. Он орал на меня так, что стены в нашей высотке тряслись. Соседи пугались, а мы на самом деле отрабатывали номер: я делал вид, что дико боюсь. Так папа готовил меня к поступлению в театральный институт. Учил, как достоверно играть, чтобы обмануть маму и учителей.

– Понимал ли отец, что Ваша школьная программа сложнее, чем его?

– Опять же была актерская подоплека. Когда папа проверял задание, надо было говорить слитно, не сбиваясь. Как только я начинал мямлить, он говорил, чтобы я шел и готовился. Но в школе это не проходило. Когда все заканчивалось двойкой, мать кричала на отца, а он отвечал, что я говорил нормально. Вот так я и стал артистом.

– В каком окружении Вы росли?

– Единственный, с кем из друзей папы я был на «ты», это Андрей Миронов. Они любили ездить на гастроли на машине и меня брали с собой. Обычно в одном номере в гостинице жили мои родители, а в другом – я с Андреем. Однажды остановились в Великом Новгороде, купались в Ильмень-озере. В нашей комнате была огромная трехспальная кровать. Андрей пошел в душ, а я лег на кровать. Когда он вышел, поднялся крик: «Куда ты лег? Ты грязный!» Я ответил, что мылся в озере. Но Андрей был патологически чистоплотным человеком, для него дважды в день помыть голову было нормальным явлением. Увидев меня «чистого», с моей точки зрения, в кровати, он велел мне пойти в душ. Я из принципа не пошел. В итоге он сел в кресло и заснул. Утром, когда я проснулся в кровати, Андрей уже был в душе.

– Почему Вы не работаете артистом?

– Я окончил театральный институт и семь лет работал в театре Райкина. Потом ушел, понял, что не мое. Но актерская жизнь у меня была бурная. Меня выгоняли из трех школ, а потом из института. За красный флаг, который мы сняли в 1977 году. Тогда я стал монтировщиком декораций в театре «Современник», потом год работал в ансамбле «Самоцветы».

– Расскажите подробнее историю с флагом.

– Сняли спьяну красный флаг со здания архитектурного института. Следователь понимал, что мы не диссиденты, а просто балбесы, поэтому ограничились исключением из всех комсомолов и институтов. По мотивам этого события снят фильм Сергея Урсулюка «Русский регтайм». Он был его студенческой работой, но получил кучу призов. Хоть одно доброе дело я этим флагом сделал.

– Написали ли Вы в этой книге о своих путешествиях?

– Идея была, но я понял, что это самостоятельная история. Столько жизненных коллизий и анекдотов произошло, что из этого должна получиться отдельная книга. Когда-нибудь я ее напишу, а совсем недавно я запустил видеоблог на «YouTube», программа будет называться «Съедобное–несъедобное», многое в ней будет связано с путешествиями.

– Как Вы контролировали выполнение домашних заданий Вашими детьми?

– Я никогда никого не воспитывал. Старался не навредить. Сейчас сын преподает римское право в МГУ. Вот тебе и семья балбесов.

– Как давно Вы водите автомобиль?

– Меня папа сажал на колени, когда ноги не доставали до педалей. У нас была «Победа», и я рулил на даче. Когда ноги стали доставать, я сам начал нажимать. На самом деле научила меня ездить за рулем мама. Придя сдавать экзамены, я мог уже быть инструктором. Лучший комплимент в моей жизни – это когда одна девушка много лет назад сказала: «Ты водишь машину, как бразильцы играют в футбол». Я не понимаю слова «водитель». Машина – мое пространство, мой мир.

– Большое ли влияние оказала на Вас школа?

– Со школой я все время боролся, школа была идеологически давящая. Уже с октябрятами связана неприятная история. Я анализировал слоган «Только тех, кто любит труд, октябрятами зовут». «Леночка, что ты любишь?» – «Я люблю фигурное катание». «Петенька, а ты что любишь?» – «Я люблю мороженое шоколадное». «А ты, Вовочка?» – «А я люблю труд». Кого мы хотели вырастить, если главная симпатия человека – это труд? Мои дети уже жили в другое время. Я натирал об одеяло градусник, кашлял, чтобы не идти в школу, но меня все равно гнали. Когда дети мои начинали кашлять, я им предлагал отдохнуть, но они хотели идти в школу. Так изменилась жизнь.
Записал Влад Сурков