Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



11.05.2018
Британский писатель помог младшему сыну Грегу написать эссе по своему роману «Невыносимая любовь». Эта книга входит в школьную программу.
11.05.2018
Памятник поэтессе Марине Цветаевой откроется на территории школы №1619, носящей ее имя, в районе Строгино 14 мая. Об этом сообщила пресс-служба автора скульптуры, президента Российской академии художеств Зураба Церетели.
11.05.2018
Памятная доска литературному персонажу и народному герою времен Великой Отечественной войны Василию Теркину появилась 9 мая в Санкт- Петербурге. Открыли мемориал в здании штаба Западного военного округа ветераны войны и командующий войсками ЗВО генерал-полковник Андрей Картаполов, передает корреспондент ТАСС.
04.05.2018
Писательница Джоан Роулинг каждый год в день Битвы за Хогвартс 2 мая просит прощения у фанатов «Гарри Поттера» за смерть персонажей серии. В этом году она извинилась, что ей пришлось убить домового эльфа Добби. Об этом Роулинг написала в своем твиттере.
5_2018.jpg

Олег Ткач: «Я очень люблю Карлсона»

25.11.2017 – Кто Вас пристрастил к чтению?

– Я родился в 1967 году, и, мне кажется, что в то время чтением была заражена (в хорошем смысле этого слова) вся страна. Это была, наверное, самая замечательная «болезнь», существовавшая в советское время. Читать тогда считалось правильным, модным, престижным. В моей семье очень много читали: у нас была огромная библиотека, хотя мы жили в небольшом городке в Винницкой области, где, кстати, действовали три публичные библиотеки… К окончанию школы, мне казалось, что я прочитал все книги из их хранилищ. Смешно вспомнить, но в те годы существовал лимит на выдачу книг на руки – по две в неделю, а мне за определенные заслуги давали семь! В тот момент, когда я читал по одной книге в день, у меня было ужасное «книжное обжорство»: читая очень быстро я, наверное, не всегда понимал и осознавал, что «проглатывал». Но, тем не менее, даже сейчас, взяв в руки ту или иную книгу, я вдруг понимаю, что уже читал ее в детстве.

– А какой жанр Вас больше всего привлекал?

– Я был абсолютно всеяден и читал все подряд.

– Родители как-то пытались регулировать этот процесс?

– Нет. Они видели, что мне интересно читать, и особо не вмешивались. Иногда я сам просил что-то мне пояснить или помочь найти ту или иную книжку. Например, Дюма, потому что собрание его сочинений достать было трудно. Здесь мне помогала мама.

– А Вы из мушкетеров кто?

– Мне всегда нравился д’Артаньян, хотя не знаю, могу ли называть себя им.

– А была ли у Вас любимая сказка или сказочный герой?

– Достаточно много. И каждому жизненному периоду соответствовала своя сказка. Вообще же я очень люблю Карлсона. А из народных сказок и былин самым интересным героем для меня всегда был Илья Муромец. Он такой весь неожиданный: до 30 лет мало что делал, на печи лежал, а потом как встал…

– Сейчас происходят острые баталии по поводу преподавания классической литературы в школе. Как не напугать ребенка классикой, но при этом внедрить ее в жизнь ребенка?

– Если в жизни у подростка появится настоящий учитель – проводник в великий мир книги, высокой литературы, то проблемы с отторжением не возникнет. Я знаю это и на своем примере, и на примере своих детей. Причем это не обязательно должен быть именно школьный учитель (хотя лучше все же, чтобы это был он). Я сторонник того, чтобы классики в жизни ребенка было много – чем больше, тем лучше. То, что дети не интересуются классикой, случается именно из-за того, что у них нет настоящего проводника, помощника, помогающего правильно войти в этот мир.

– А современную литературу Вы читаете?

– Конечно. Хотя всегда есть отговорка – много дел, приходится работать с документами, – но я стараюсь хотя бы перед сном 20–30 страниц прочитать.

– А что читали вчера?

– Третий том из цикла «Владыки Рима» Колин Маккалоу. Я очень люблю этот цикл и решил его перечитать (хотя лет семь или восемь назад уже читал). Удивительно, что эти книги написала женщина, известная по совсем другой своей работе – роману «Поющие в терновнике». Я восхищен, насколько глубоко, тонко, исторически достоверно, тщательнейшим образом она выписывает реалии доимперского Рима. А больше всего я люблю читать в отпуске. Для меня чтение – одна из составных частей качественного отдыха.

– На Западе существует такая традиция, что перед отпуском известные политики публикуют списки книг, которые они берут с собой на отдых. Как Вы считаете, может быть и у нас ее стоит ввести?

– Реклама хорошего чтения из уст успешного человека – прекрасная идея! Мне кажется, что Российский книжный союз – та самая организация, которая может взяться за ее реализацию.

Беседовала Клариса Пульсон