Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



11.08.2017
Любителям почитать что-нибудь на татарском стоит обратить внимание на амбициозный проект волонтеров из Татарстана, которые перевели культовый роман «Гарри Поттер и философский камень» британской писательницы Джоан Роулинг на татарский язык.
07.08.2017
Жители Санкт-Петербурга предпочитают электронные книги бумажным. Их траты на книги из Сети выше, чем на обычные, в 3,8 раза.
07.08.2017
Фильм «Темная башня», снятый по мотивам книжной серии Стивена Кинга, стал лидером кинопроката в России и СНГ. Как сообщает Kinobusiness.com, за уикенд 3–6 августа картина с Идрисом Эльбой и Мэттью Макконахи собрала 263,1 млн руб.
07.08.2017
Как сообщила пресс-служба Государственного музея истории Петербурга, мемориальные мероприятия пройдут в музее-квартире А. Блока 7 августа – в день памяти поэта. Утром отсюда отправится автобусно-пешеходная экскурсия «Город мой неуловимый»: участникам покажут «блоковский» Петербург.
07_2017.jpg

Журналы Рецензии Статьи Интервью Новости Конкурс Викторина О журнале Татьяна Зборовская: «“Ф” – это фатум»

03.07.2017 Даниэль Кельман – писатель, хорошо знакомый нашему рынку: он уже не раз переводился на русский язык, хоть и преимущественно в конце 1990-х – начале 2000-х. С вопросом о том, можно ли говорить о возрождении интереса к этому автору, мы обратились к переводчику-германисту Татьяне Зборовской, чьим языком и говорит сегодня с нами Даниэль Кельман.

Татьяна Зборовская: «“Ф” – это фатум»
– Да, однозначно можно, и кажется, автор нашел свое издательство и свою серию, где интерес не ограничивается одним лишь его «коронным» произведением – романом «Измеряя мир». Вслед за «Ф» планируется выход, по крайней мере, еще одной книги – скорее всего, это произойдет в начале следующего года. Кельман – автор в России во многом недооцененный: сравнить, к примеру, с его популярностью на родине. Роман «Измеряя мир», вышедший в 2005 году и, по сути, проторивший молодому писателю дорогу к мировой славе, долгие годы значился у нас последним его переводным произведением, пока спустя целых двенадцать лет не появился «Ф». Разумеется, говоря о популярности Даниэля Кельмана на Западе, нельзя не упомянуть роль киноиндустрии: история о Гауссе и Гумбольдте, настоящий интеллектуальный бестселлер, была поддержана экранизацией 2012 года, которая в России, к сожалению, прошла лишь в весьма ограниченном прокате; тогда же в Германии на экраны вышел фильм «Слава», а полтора года назад – «Я и Каминский», которые, впрочем, за пределами немецкоязычного региона не получили широкого резонанса. Тем не менее, в успехе Кельмана у близкой мне по возрасту «молодой и продвинутой» аудитории 25–35-летних доля полученных от кино впечатлений, безусловно, существенна. У нас же писателя будут судить исключительно по его собственным трудам.

Почему именно роман «Ф» обратил на себя внимание издателя?

– «Ф» – не первое крупное произведение Кельмана после 2005 года; ему предшествовал, в частности, роман «Слава» (2009), выход которого запланирован следующим, но, вероятно, в нашей стране время для него тогда еще не пришло. «Ф» получил более высокую оценку критиков, вошел в лонг-лист Немецкой книжной премии – одной из важнейших в Германии. Интерес со стороны редакции «Жанры» издательства «АСТ» в данном случае был не только предсказуем, но и ожидаем – с учетом того, что в серии «Шорт-лист», в которой выходят именно книги, отмеченные крупными мировыми наградами, до этого как раз был переиздан перевод Г. Косарик. Перед тем, как книга была представлена российскому рынку, права на перевод уже были проданы в США, Францию, Голландию, Бразилию, Норвегию и ряд других стран. Издательства стали чаще обращать внимание на рецензии на лучшие новинки немецкоязычной литературы, ежегодно выпускаемые Франкфуртской книжной ярмаркой на русском языке в формате дайджеста; в 2015 году среди них как раз был представлен этот роман. Подобные рецензии и пробные переводы не только облегчают российскому редактору процесс знакомства с книгой на иностранном языке, но и позволяют обратить внимание на самого автора как яркую фигуру рынка, открыть для себя другие его произведения. В то же время малая проза Кельмана пока не привлекает издателя. Он – мастер рассказывать длинные, запутанные истории, причем не только о жизни замечательных, выдающихся людей. Но в определенном смысле все его герои примечательны – опираясь на типажи обычных, ничем не отличающихся от нас с вами людей, соорудить сюжетный конструкт, в котором хватило бы места литературной эквилибристике, было бы не так-то легко.

– Если говорить о героях, кому из семейства Ф. Вы особенно симпатизируете?

– Трудно сказать. Моя личная иерархия выглядела бы, наверное, так: Мартин – Ивейн – Эрик. Сразу становится ясно, что в эту триаду отчего-то не входит Фридлянд-старший, который всю эту кашу, собственно, и заварил, но, на мой взгляд, его роль в книге сводится главным образом к сюжетообразующей функции: как персонаж он, скорее, пассивный наблюдатель, и даже его неожиданные появления проходят без каких-либо последствий. Хотя потенциально эти встречи могли бы изменить жизнь сыновей и отношения в семье навсегда. В этом смысле, хоть критики и считают «Ф» рафинированным плутовским романом, он – не обманщик, а обманутый. Мартин же отличается тем, что сознательно он никого – ни себя, ни других – обмануть не пытается; наоборот, он стремится привести свою жизнь к гармонии и равновесию путем невероятных мозговых усилий, твердой убежденности в том, что при достаточном упорстве все достижимо – это человек, явно не лишенный веры, хоть и не в высшие силы, а в силу самовнушения. Слова и поступки, не согласующиеся с его истинной жизненной позицией, становятся для него парадоксальным способом уйти от ответственности за собственный выбор. При этом нам открывается блестяще описанное «закулисье» христианского мира под пристальным инсайдерским взглядом не лишенного иронии человека, скрытое от посторонних глаз далеко не только одной его сутаной, а сутанами множества служителей-скептиков от глубокой провинции до высших чинов Ватикана – совсем как в сериале «Молодой папа», только с куда более прозрачными мотивами. С другой стороны, а Ивейн и Эрик разве с самого начала собирались кого-то надуть?

– И напоследок: в чем секрет столь необычного названия?

– Не хотелось бы раскрывать всю интригу, но в данном случае это даже нельзя счесть за спойлер. Заглавная «Ф», которая, по меткому выражению немецкого издательства «Ровольт», «до этого была просто какой-то буквой», отсылает далеко не только к Фридляндам, фамильным хитросплетениям, фикции или фальшивке. «Ф» – это фатум: рука судьбы, простирающаяся над головами всех и каждого, и неизвестно, способны ли мы вырваться из-под ее гнета – или все те попытки освободиться, что мы предпринимаем, уже заранее прописаны в уготовленном нам сценарии.

Справка «ЧВ»:

Татьяна Зборовская – лингвист-переводчик (МГУ, 2011), окончила аспирантуру по специальности «Теория языка. Психолингвистика» в Институте языкознания РАН (2015). Специализируется в области перевода художественной литературы, на сегодняшний день имеет более 40 публикаций, в том числе – произведений Генриха Бёлля, Макса Фриша, Инго Шульце, Корнелии Функе, Даниэля Кельмана и др., которые неоднократно входили в каталоги лучших новых книг для детей и подростков, топ-листы международных книжных ярмарок и были отмечены различными наградами. Стипендиат переводческой мастерской Фонда им. Роберта Боша и немецкой Ассоциации детско-юношеской литературы (AKJ) Kein Kinderspiel (2014), Фонда культуры Свободной земли Саксония (2015), Дома переводчиков «Лоорен» (2016). Номинант на Премию в сфере художественного перевода с немецкого языка на русский Немецкого культурного центра им. Гете и Посольства Германии в Москве (Р. Зоннтаг, «Сканеры», 2014). Сотрудничала с Гете-Институтом в рамках проекта по продвижению немецкой литературы Litrix.de, участвовала в проведении Года немецкого языка и литературы в России (2014–2015). Имеет большой опыт работы с детской и юношеской книгой, драмой, литературой нон-фикшн, искусствоведческой и культурологической литературой. Публиковалась в издательствах «Ад Маргинем», «АСТ» («Жанры»), «Эксмо» (LikeBook), «Текст», «КомпасГид», «Поляндрия», «Рипол классик» и других. Рецензент Центра немецкой книги в Москве (представительства Франкфуртской книжной ярмарки в России).

Редакция благодарит Центр немецкой книги в Москве за помощь в организации интервью