Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



28.04.2017
Дмитрий Медведев рассказал о своем пристрастии к чтению, отметив, что лишь одна из прочитанных им за год книг была в бумажном варианте, сообщает РИА Новости. «Честно говоря, лишь одна книга была напечатана. Все остальное, в силу определенных привычек, прочел в электронной форме», – сказал премьер-министр на культурном форуме «Единой России».
28.04.2017
Глава комитета Госдумы по культуре, режиссер Станислав Говорухин (фракция «Единая Россия») считает мифом утверждение о том, что СССР был самой читающей страной в мире. Об этом он заявил по итогам работы дискуссионной площадки «Культура и образование» на форуме «Единой России» в Омске.
28.04.2017
Российская книжная палата (РКП) в день своего 100-летия отмечает назревшую необходимость регистрировать и учитывать электронные издания в РФ. Соответствующий проект уже передан в Министерство связи и массовых коммуникаций, сообщила в беседе с корреспондентом ТАСС директор РКП Елена Ногина.
28.04.2017
В Сочи представлена книга о Данииле Квяте. В ней рассказывается о гоночной карьере 23-летнего российского пилота, начиная с картинга и заканчивая «Формулой-1»
05_2017.jpg

Николай Добронравов: «Любимая песня – та, которая еще не написана»

04.04.2017 В конце февраля в «Московском Доме Книги на Новом Арбате» поэт-песенник Николай Добронравов презентовал книгу стихов «Как молоды мы были», вышедшую недавно в издательстве «АСТ». Первую в своей жизни презентацию поэт начал с чтения стихов, после чего пообщался с читателями, которые задали ему множество вопросов. За лучший вопрос одна из читательниц получила в подарок экземпляр книги.



Николай Добронравов: «Любимая песня – та, которая еще не написана»
– Расскажите о Вашей книге, какие произведения в нее вошли?

– Эта книга – определенный итог творчества последних нескольких лет. В сборник вошло около 200 стихотворений, многие из которых издаются впервые. Ключевая тема книги – мысли, чувства, связанные с переосмыслением понятия «Родина», нашей действительности, событий, которые происходят здесь и сейчас. Думаю, эти стихи будут близки и понятны очень многим нашим современникам, причем разного возраста. Я верю в Россию и ее возрождение и пишу об этом. Еще одна важная тема – Вера, в книгу вошли стихотворения, посвященные размышлениям о месте Бога в душе каждого из нас, о его ключевой роли в нашей жизни. Одна из самых животрепещущих тем для каждого, кто посвятил свою жизнь слову, – ситуация, которая сегодня складывается вокруг книги и чтения, – об этом стихи, вошедшие в главу «В начале было Слово». И конечно, в книгу вошли лирические произведения, тексты песен, стихотворения, посвященные выдающимся людям, с которыми довелось дружить, работать вместе. Буду рад, если мои стихи найдут отклик у читателя. Сборник начинается со стихотворения «Время», позволю себе его процитировать:

Времени нечеткий негатив.

Но Пегас по-прежнему ретив.

Люди на свету или впотьмах,

время проявляется в стихах.

Наши боль, и мужество, и страх,

время выражается в стихах.

Велика поэтами Россия.

Велика поэтому Россия.

– Какие три наиболее запомнившиеся рукопожатия были в Вашей жизни?

– Надо подумать. Во-первых, наверное, было их не три. Первое – это рукопожатие народного артиста СССР Бориса Георгиевича Добронравова. Я был на спектакле, во время которого он погиб на сцене. Есть тому свидетели: со мной был знаменитый киноартист Алексей Баталов, был и руководитель детского хора Виктор Попов. Дальше, думаю, рукопожатие Юрия Алексеевича Гагарина. Он был великим человеком удивительной скромности и ума. Не случайно ведь Королёв сказал: «Если бы дать Гагарину надежное образование, он бы обогатил нашу науку». Кстати, может быть, третье рукопожатие – это рукопожатие самого Королёва, с которым Гагарин сумел нас познакомить за два или три месяца до смерти. Но все же, думаю, рукопожатий, которыми я горжусь, было больше.

– У Вас есть строки: «А путь и далек, и долог, / И нельзя повернуть назад… / Держись, геолог, крепись, геолог, /Ты ветра и солнца брат!». А поэт кому брат, по Вашему мнению?

– Очень может быть, что так же, как и геолог. Думаю, что главным образом поэт должен быть братом людей, с которыми он вместе живет. Братом людей, народа. Должен быть братом правды, братом совести. Есть много понятий, для которых поэт должен являться братом. Вы мне дали мысль, я об этом подумаю и, может быть, даже напишу на этот счет стихотворение.

– Расскажите о Вашем творческом союзе с Александрой Николаевной Пахмутовой. Какую первую песню вы написали вместе?

– Мы с Александрой Николаевной познакомились на Всесоюзном радио. Я там много лет работал, она тоже кое-что записывала после консерватории. Мы познакомились в детском вещании Всесоюзного радио. Это было самое лучшее вещание, а сейчас в этой комнате находится бухгалтерия. Нас познакомила заведующая детской музыкальной редакцией Ида Фёдоровна Горенштейн и тут же сказала: «Вот вы познакомились, а сейчас начинаются детские каникулы. Запишите нам песенку на встречу детских каникул, пожалуйста». Мы договорились. Я написал стихи. Вот это и была наша первая совместная песня, которая называлась «Лодочка моторная».

– Что для Вас есть понятие дружбы? Кто является Вашим другом?

– Дружны мы были с Муслимом Магомаевым и, естественно, с теми людьми, с которыми я работал. Наверное, все-таки дружба возникает в совместной работе. Как я мог не дружить с поэтом-песенником, актером Сергеем Гребенниковым, с которым у нас написано много песен и несколько прозаических книг и детских пьес? Естественно, дружба возникала на фоне общей деятельности. Сейчас трудно перечислить друзей. Дружба, знаете, как любовь – чувство, которое должно быть в сердце. Слава Богу, у нас практически не было друзей, которые нас предавали. У нас бывают и друзья, связанные с совершенно другими профессиями. Есть друзья среди соседей. Но мои главные дружбы возникали на фоне совместной и очень тяжелой работы.

Мы очень дружили с поэтом Евгением Ароновичем Долматовским. Хотя он был старше меня, я его очень любил. Мы познакомились, когда он уже состоял в Союзе писателей. Но с его творчеством я познакомился во время войны и прекрасно помню, как мы, тогда еще дети, выступали в госпиталях. Во время одного из таких выступлений я читал стихи (не свои, конечно) в огромной палате. В глубине этой палаты поднялся на кровати человек, у которого было перебинтовано лицо. Он взял аккордеон и стал играть «Ночь коротка, спят облака, и лежит у меня на ладони незнакомая ваша рука…». Никогда не думал, что познакомлюсь с человеком, который это написал. Когда мы стали друзьями, вместе гуляли, ходили на мероприятия, я всегда смотрел на него снизу вверх и вспоминал перебинтованного солдатика, от которого впервые услышал его песню.

– Что для Вас современная поэзия?

– Недавно я услышал в какой-то передаче выступление Евгения Евтушенко. Он до сих пор встречается с читателями, и тут он сказал: «Когда я спрашиваю читателей о том, кто их любимый современный поэт, они называют Вознесенского, Рождественского, Юнну Мориц, Владимира Кострова». За все встречи ему не назвали ни одного молодого автора. Могу ответить на ваш вопрос только так, придерживаясь его слов.

– Есть ли у Вас любимая песня, записанная на Ваши стихи?

– Про любимую песню часто спрашивают. На этот вопрос есть банальный ответ: самая любимая песня – та, которая еще не написана.

Записал Влад Сурков