Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



03.07.2018
В Петербурге вывели новый сорт сирени, который назвали в честь поэта и государственного деятели Гавриила Державина. Об этом сообщил ТАСС со ссылкой на
директора Всероссийского музея Александра Пушкина Сергея Некрасова.
03.07.2018
Культовый режиссер Эмир Кустурица собирается снять фильм, в основу которого лягут
произведения Чингиза Айтматова, съемки картины будут проходить в Казахстане. Об
этом 3 июля сообщил сайт телеканала «Мир».
02.07.2018
В тот момент, когда вся планета замерла в ожидании чемпионата мира по футболу, первого на территории России, Красная площадь вдруг празднично засуетилась: запестрели обложки десятков тысяч книжных новинок, взяли в руки микрофоны известные писатели, заиграли на большой сцене популярные музыканты. В этом году молодой, но уже полюбившийся книжный фестиваль «Красная площадь» напомнил о важнейших в культурной жизни России юбилеях. На удивление много знаменательных литературных дат выпало на 2018-й «спортивный» год.
27.06.2018
Памятник писателю Александру Солженицыну будет установлен в Москве до конца 2018 г. Соответствующее распоряжение подписал мэр столицы Сергей Собянин.
7_2018.jpg

12 стульев

Автор: Илья Ильф, Евгений Петров
12 стульев
Илья Ильф и Евгений Петров, знаменитые "нарушители" жанровой конвенции, быстро и весело скроили из пестрых эпизодов, из смеси журналистских фельетонов и очерков, великий литературный памятник, напоминающий лоскутное одеяло. Наверное, ни одно прозаическое произведение в отечественной литературе не расходилось на цитаты с такой легкостью, как этот "лоскутный" роман, в котором удачным образом совместились авантюрная фабула, искрометный юмор, блестящая пародия, неприкрытое издевательство над идеологическими клише. Ни один литературный персонаж, задуманный как второстепенный, не выходил на первый план столь энергично и эффектно, как Остап Бендер, внесший стремительные и необратимые коррективы в авторский замысел. Один из создателей "12 стульев" признавался: "Бендер стал постепенно выпирать из приготовленных для него рамок, скоро мы уже не могли с ним сладить. К концу романа мы обращались с ним, как с живым человеком, и часто сердились на него за нахальство, с которым он пролезал в каждую главу".


Комментарии


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений