Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



17.08.2018
В Северодвинске дом, в котором жил Валентин Пикуль, включили в список объектов культурного наследия регионального значения. Памятник культуры ранее хотели снести, теперь этот вопрос не стоит.
17.08.2018
В столице Казахстана пройдёт церемония присвоения имени известного киргизского писателя Чингиза Айтматова одной из улиц Астаны. Об этом сообщает пресс-служба правительства.
17.08.2018
Студенты Кембриджского университета провели собственное исследование о влиянии произведений классической литературы на психологическое состояние учащихся. Выяснилось, что некоторые классические экземпляры могут негативно сказываться на студентах, кто пережил какую-либо психологическую травму. Они становятся более ранимыми, а сцены жестокости, описанные в книгах, могут стать толчком для развития заболеваний, депрессии или склонности к суициду.
17.08.2018
1 сентября в Дарвиновском музее (Москва) откроется выставка к 100-летию со дня рождения поэта, переводчика и писателя Бориса Заходера. Он известен миллионам читателей, как малышам, так и взрослым, прежде всего как переводчик «Винни Пуха», «Мэри Поппинс», «Питера Пэна», «Алисы в Стране чудес» и других книг. Его переводы, иногда несколько свободные, ценны тонким авторским восприятием и неподражаемым чувством юмора.
7_2018.jpg

О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено

29.05.2018 Книжный рынок перенасыщен продукцией самого разного толка. Этот факт не станет отрицать ни один издатель. Поэтому проблема читательского выбора с каждым годом становится все острее. Галина Юзефович, популярный критик, преподаватель, номинатор книг на литературные премии, предлагает свою методику структуризации книжной продукции. Она обозначает некоторые собственные «маяки» в море книг, которые не позволяют книгочеям потеряться в его штормовых бурунах.

Некоторые советы Галины Юзефович кажутся очевидными и даже наивными: «Если вы прочли две книги издательства “X” и обе вам очень понравились, возьмите себе за правило следить за их новинками. Если вы в восторге от романов Гиллиан Флинн, посмотрите на другие детективы, которые выходят в издательстве “Y”. Словом, издательство – важнейшая характеристика книги, порой способная стать если не исчерпывающей, то самой весомой рекомендацией». Иные советы, находящиеся внутри исследований-лекций, посвященных разнообразным литературным и книгоиздательским феноменам, выглядят более оригинально и остроумно. При этом материал излагается на таком уровне доступности, что книга будет интересна и снобам, и тем, кто не любит «многабуков». Кстати, для еще большего комфорта читателей, совсем не желающих напрягаться, в конце каждой главы Галина Юзефович предлагает ознакомиться с личными чартами, что делает задачу выбора книг совсем простой: захотел найти что-нибудь интересное из, скажем, современной американской литературы или из корпуса книги «о русской травме XX века», – посмотри соответствующие списки.

Стартует книга Галины Юзефович с увлекательной лекции о жизни и творчестве лидера в области астрономических тиражей – королевы сентиментального бестселлера леди Барбары Картланд. Вообще тема значения и места так называемой массовой литературы, ее неразрывной связи с литературой высокой красной нитью проходит по страницам нового сборника Галины Юзефович. Она не отворачивается от творчества Бориса Акунина, Джоан Роулинг и Джона Толкиена, восхищаясь при этом Джоном Уильямсом, Мариам Петросян, Джонатаном Франзеном. С одной стороны, критик размышляет о «букеровской» литературе, представляя ее некой скрепой англоязычного постколониального мира, а с другой – исчерпывающе анализирует детективный жанр – его происхождение, механику, перспективы будущего развития. Один из разделов книги посвящен вызвавшему много разговоров роману Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь», а другой – Гарри Поттеру как властителю дум тех, кому сегодня меньше тридцати. Галина Юзефович касается и совсем уж приземленных, житейских тем, например, технических трудностей чтения объемных книг в путешествиях, а затем рассматривает проблемы национального, даже общемирового значения, например, проблему снижения интереса детей к чтению. «Чем шире круг вещей, доставляющих нам удовольствие, тем богаче, интереснее и, в конечном счете, счастливее наша жизнь, тем лучше мы защищены от неизбежных огорчений и травм, – замечает Галина Юзефович в статье о детском чтении. – Сделать книгу источником радости, а не вины и тревоги (“опять не читал сегодня!”), – значит обеспечить своего ребенка еще одним спасательным кругом, еще одним источником тепла и света в царстве холода и мрака. И, разумеется, достичь этой цели путем насилия, давления и принуждения невозможно». Однако нельзя отрицать и удовольствие, которые испытывают игроманы, сутками сидящие у компьютеров. Нельзя не согласиться и с тем, что чтение – это все-таки творчество, а творчество это не столько удовольствие, сколько интеллектуальный труд, дарящий удовлетворение.

Аналитическая всеядность – совершенно нормальная позиция. Другое дело, что автор не замечает книги, которые могли бы стать бестселлерами, но по разным причинам выпали из поля зрения и читателей, и издателей, и продавцов. «Случается, – убеждена Галина Юзефович, – что важные и любопытные книги выходят в издательствах, скажем так, сомнительных или просто малоизвестных, но это скорее исключение: чаще всего хорошие книги публикуются в хороших местах». Читателю остается только выяснить, что такое «хорошие места» и действительно ли там создаются исключительно «хорошие» книги.

В каждом современном книжном магазине присутствуют так называемые топовые выкладки книг. Они формируются по нескольким, не слишком разнообразным, но привлекательным для читающей публики поводам. Есть ли смысл акцентировать внимание читателя на этих выкладках, говорить и писать о тех авторах, о которых говорено и сказано уже (и будет сказано еще) немало, то есть заниматься «витринной критикой»? Вероятно, есть, так как в условиях информационной перегруженности потребитель не очень любит, а проще говоря, вообще не желает «иметь дело» с чем-то незнакомым. Ничего не поделаешь, издательская стратегия, как и любая коммерческая деятельность, ориентируется на узнаваемость, которая уводит за собой читателя и критика. А на что ориентироваться «непотребителям», читателям-первопроходцам?