Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



17.08.2018
В Северодвинске дом, в котором жил Валентин Пикуль, включили в список объектов культурного наследия регионального значения. Памятник культуры ранее хотели снести, теперь этот вопрос не стоит.
17.08.2018
В столице Казахстана пройдёт церемония присвоения имени известного киргизского писателя Чингиза Айтматова одной из улиц Астаны. Об этом сообщает пресс-служба правительства.
17.08.2018
Студенты Кембриджского университета провели собственное исследование о влиянии произведений классической литературы на психологическое состояние учащихся. Выяснилось, что некоторые классические экземпляры могут негативно сказываться на студентах, кто пережил какую-либо психологическую травму. Они становятся более ранимыми, а сцены жестокости, описанные в книгах, могут стать толчком для развития заболеваний, депрессии или склонности к суициду.
17.08.2018
1 сентября в Дарвиновском музее (Москва) откроется выставка к 100-летию со дня рождения поэта, переводчика и писателя Бориса Заходера. Он известен миллионам читателей, как малышам, так и взрослым, прежде всего как переводчик «Винни Пуха», «Мэри Поппинс», «Питера Пэна», «Алисы в Стране чудес» и других книг. Его переводы, иногда несколько свободные, ценны тонким авторским восприятием и неподражаемым чувством юмора.
8_9_2018.jpg

«Я всегда на стороне слабого»: дневники, беседы

10.01.2018 За фасадом амбиций
«Я всегда на стороне слабого»: дневники, беседы
Кто-то закупает землю для сохранения и приумножения своих капиталов, а Елизавета Петровна Глинка, носившая ник-псевдоним «Доктор Лиза», приобрела участок земли для захоронения никому не нужных, одиноких бездомных людей, умерших от страшной болезни. Вообще, читая дневники и интервью Доктора Лизы, можно сделать парадоксальный вывод: принадлежность к социальной категории, высокомерно называемой «сброд», для многих стала «счастливым билетом». Ведь Елизавета Глинка помогала… нет, не выжить, об этом даже речь не шла, а хотя бы достойно, без унижений и мучений уйти из жизни людям, вычеркнутым из социума, – бездомным, брошенным, забытым. Елизавета Глинка бросалась в кровавые водовороты войн, чтобы вытащить из них больных и раненых детей. И сегодня, когда верить в искренность добрых дел как-то не принято, многие считают поступки Доктора Лизы «самопиаром», движением по карьерной лестнице при помощи беспроигрышных прямолинейных средств. Это мнение складывается не только из-за потворства собственной лени и из-за зависти, но и из-за постоянного вранья, окружающего нас со всех сторон. Действительно, кому сегодня можно верить? Чем более человек человечен, тем больше подозрений вызывает его человечность, не так ли? Обмануть ближнего несложно, но только не того, кто чувствует искренность и подлинность слова, написанного человеком «не от мира сего».

И при жизни, и после смерти Доктора Лизу преследуют обвинения в самых отвратительных пороках: моральная спекуляция на благотворительности, бессмысленная поддержка обреченных больных ради собственного тщеславия, «заигрывание» с властями в момент обострения международных отношений. Сами обвинители Елизаветы Глинки, сидя около своих мониторов в тепле, в уюте, не имеют никакого представления о том, чего стоит реальная помощь одному бездомному смертельно больному человеку. Наверно, судить о деятельности Доктора Лизы может лишь тот, кто хотя бы раз поднялся со стула ради поддержки незнакомого человека или прочитал хотя бы пару строк из дневника этой удивительной женщины.

В записях Лизы Глинки нет фальши, зато есть невыносимая и беспощадная боль. Но при этом в ней улавливается и надежда, не позволяющая попасть в когти страха. А страх, как известно, убивает человека гораздо быстрее и эффективнее, чем болезнь. Читать эту книгу нелегко, несмотря на то, что автор обладает литературным талантом прекрасного рассказчика. И это сочетание – идеального изложения с тяжелой тематикой – ставит читателя в непростое положение – оторваться от книги невозможно, но и сдержать слезы, наворачивающиеся на глаза во время чтения тоже непросто. Тем не менее, познакомиться с дневниками Доктора Лизы желательно каждому, чтобы не обольщаться собственными так называемыми достижениями, не поддаваться иллюзиям устойчивости на бренной земле. Любой человек может оказаться выбитым из строя жуткой болезнью. Но даже если она пройдет мимо, жизнь все равно чрезвычайно коротка для того, чтобы тратить ее на бессмысленную вражду или азартное стяжательство. Никто не вечен, и никто не застрахован от падения, от роковых неудач и ошибок.

Доктор Лиза сделала гораздо больше, чем позволяли ей силы. Не у каждого крепкого мужчины найдется столько энергии и мужества, сколько оказалось у этой хрупкой женщины. Но со своей стороны мы тоже можем сделать малое, но необходимое дело: хотя бы не проходить мимо лежащего на холодной земле или на вокзальном полу человека. И эта книга, конечно, помогает пробить прочный панцирь равнодушия, которым окружаем себя мы, современные «активные» люди.

«Полуторагодовалый малыш из дома ребенка, которого перевезли из Минска в хоспис. Маленький, весил около шести килограммов. <…> На игрушки, которыми мы его буквально засыпали, не реагировал. Ему хотелось, чтобы его подержали на руках. Ушел тихо. Поел, заснул и не проснулся. Просто перестал дышать, маленький. Как будто никому не хотел мешать. Ощущение, что держала на руках ангела». (Запись «Юра Васильев» Dec. 31, at 7:28 AM)

Что должен чувствовать человек, основатель хосписов, эвакуатор замерзающих на улице бомжей, спасатель больных детей, оказавшихся в зоне боевых действий? И, вообще, зачем ей это все надо? Неужели, действительно, ради самопродвижения? Нет, такой путь к славе чересчур тяжел и физически, и морально. Люди, подобные Елизавете Глинке, занимаются благотворительностью ради собственного душевного спокойствия. Одни испытывают потребность в таком подвижничестве (их – единицы), а другие – нет (их – миллионы). Из зависти от ощущения собственного бессилия «добрые люди» мстили Доктору Лизе, как могли, и насколько им позволяла их извращенная фантазия: «По дороге с вызовов узнала, что у нашей “скорой” разрезали две шины. Этой ночью. А сзади машины нарисовали трогательный смайлик. На память.<…> Завтра не получат помощи Оля, тридцать восемь лет, больная рассеянным склерозом и прикованная к кровати уже два года. Марат, тридцать пять лет, с раком кишечника, которого нужно отправить умирать в другой город. Виктор, пятьдесят шесть лет, который нуждается в перевязках. Мы не сможем перевезти ни одного ребенка по просьбе Солнцевской больницы или Института радиологии, если это им понадобится». (Запись «Случилось» Jan. 27th, 2008 at 6:35 PM)

Изменился ли мир благодаря Доктору Лизе? Что стало с той каплей доброты, которой она попыталась разбавить океан черствости? Был ли смысл тратить столько сил ради помощи нескольким сотням людей, если тысячи, десятки тысяч, ее помощи так и не дождались? Этот вопрос лучше всего защищает трезвых циников, отказать которым в определенном здравомыслии невозможно. Но, тем не менее, и своей благотворительной деятельностью, и дневниками Елизавета Глинка продемонстрировала так называемому обществу всю ничтожность его побед, «благородных» намерений и громких слов. Оказывается, рядом с ареной состязаний амбиций есть те, кому нет никакого дела до удовлетворения все новых и новых желаний. У них есть лишь одно желание – успокоить адскую боль. А попасть в их положение может каждый из нас, независимо от своих достижений. Просто не стоит об этом забывать. Так же, как не стоит забывать о Докторе Лизе, человеке, попытавшемся осуществить гораздо больше того, что позволяли ей совершить ее скромные возможности.

«Потому что ничего не кончается. И даже когда нет рядом рук, поднимающих тебя, упавшего, не плачь. Не будет рук – будет веточка, за которую можно удержаться. Встань и иди дальше. Ты сможешь. И не думая о завтра. Завтра и так будет, думаем мы о нем или нет». (Запись «Не плачь» May.27th, 2008 at 11:32 PM)