Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



15.02.2018
9 февраля 2018 года в ресторане «Театръ Корша» соучредители литературной премии «Ясная Поляна» – Музей-усадьба Л. Н. Толстого и компания «Samsung Electronics» – представили длинный список номинации «Иностранная литература», которая избирает особо значимую книгу современного зарубежного писателя и ее русскоязычный перевод. Введенная в 2015 году, эта номинация была запущена уже в четвертый раз.
08.02.2018
Посмотреть на рукописи Пушкина и увидеть, как он создавал и правил свои произведения, можно на новом сайте Pushkin-digital. Проект запущен Институтом русской литературы РАН («Пушкинский дом»), чтобы сделать академические знания о поэте интерактивными, рассказали «Фонтанке» в ИРЛИ.
08.02.2018
6 февраля в Российской государственной детской библиотеке состоялось открытие выставки работ замечательных российских художников, проиллюстрировавших детские книги современных российских авторов, опубликованных в серии «Пестрый квадрат» издательства «Эгмонт». В экспозицию вошло 130 работ примерно из 50 книг. Эта серия была основана «Эгмонтом» почти десять лет назад, но потом ее издание было прервано. Возродив в 2017 году проект, «Эгмонт» выпустил уже около 70 книг, а к концу 2018 года обещает довести их до 100.
06.02.2018
Встреча с Шимилем Идиатуллиным состоится 9 февраля
2_2018.jpg

Дети декабря

25.11.2017 Здесь, как и прежде, идет война...
Дети декабря
Война удобна – она избавляет от необходимости думать. Книга Платона Беседина обозначена как антивоенный роман – и, значит, заставляет размышлять. Здесь нет (ну, почти нет) описаний военных действий – ни окопной правды, ни жестких описаний атак, отчаянной обороны, ночных перестрелок. И все-таки она присутствует повсюду – даже в самых мирных декорациях. Когда-нибудь происходящее на Украине станет достоянием истории, страницами в школьном учебнике, материалом для научных монографий. Сегодня же неумолимый Молох гражданской войны пожирает и ломает человеческие судьбы. Кто-то выбирает себе сторону в этой схватке, кто-то просто хочет жить – но и тех и других наматывает на колеса войны. Неважно при этом, где находятся герои Беседина – в охваченном майданной лихорадкой Киеве или в перешедшем под российский флаг Севастополе, в сражающемся Донбассе или мирной Ялте. Всех их, так или иначе, опалило не отпускающее дыхание войны. Вот крымский житель приезжает обустраивать киевскую квартиру, бегает по мебельным салонам, хочет найти, обустроить убежище в попытке отгородиться – безуспешно – от тектонического масштаба политических событий, перекраивающих не карты, а людские жизни («Мебель»). Война настигает Смятина то в виде пристающих в переходах ветеранов АТО, то в виде невозможности вернуться в Крым: киевские власти устраивают блокаду.

Вот мальчик, уехавший с мамой из расстрелянного на востоке Украины дома («Стучаться в двери травы»): «Война, о которой я, уезжая в Крым, думал, что она скоро кончится, наоборот, отожравшись на кишках и мясе жертв, только окрепла, разохотилась, рассвирепела. И наш город стал одним из ее любимых трапезных мест. Мама не сообщала мне новостей из дома, но по ее грустным, припухшим глазам, по доходившим слухам, по редкой связи с теми, кто там остался, я знал, что погибают или мучаются наши общие знакомые, что те, кто жив и не ранен, но не может уехать, доедают последнее или уже доели, что голод страшный, такой, как в рассказах стариков, которые приходили к нам в школу на 9 Мая».

Писать о войне – не о той, что была в далеком прошлом – очень трудно. Тяжело не скатиться в агитку, в яму лозунгов и проклятий. Платону Беседину этого удалось избежать. Его произведения, собранные под обложкой «Детей декабря», – истории беспощадные. И в то же время пронзительные, заставляющие не просто сопереживать, но и ставить себя на место персонажей. Ведь они – такие же, как мы, самые обычные люди со своими страхами, надеждами и сомнениями. И не дай Бог оказаться на их месте. Но застрахованы ли жители даже самых благополучных уголков Земли от этого? Кто лет пять назад мог представить себе то, что на Украине будут идти жестокие бои? Почему стало это возможно? Быть может, между строк у Беседина можно увидеть пунктирные линии ответа на этот вопрос. Логика исторического процесса? Вероятно. Амбициозные и безответственные политики? Да, несомненно. Внешние факторы? Очевидно. Но что заставляет прежних друзей идти с оружием друг против друга? Что заставляет рвать дружбу и затыкать уши? Только ли идейные причины? Или разобщенность между людьми, черствость не только по отношению к чужим, но и к самым близким – это уже предчувствие гражданской войны?