Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



15.02.2018
9 февраля 2018 года в ресторане «Театръ Корша» соучредители литературной премии «Ясная Поляна» – Музей-усадьба Л. Н. Толстого и компания «Samsung Electronics» – представили длинный список номинации «Иностранная литература», которая избирает особо значимую книгу современного зарубежного писателя и ее русскоязычный перевод. Введенная в 2015 году, эта номинация была запущена уже в четвертый раз.
08.02.2018
Посмотреть на рукописи Пушкина и увидеть, как он создавал и правил свои произведения, можно на новом сайте Pushkin-digital. Проект запущен Институтом русской литературы РАН («Пушкинский дом»), чтобы сделать академические знания о поэте интерактивными, рассказали «Фонтанке» в ИРЛИ.
08.02.2018
6 февраля в Российской государственной детской библиотеке состоялось открытие выставки работ замечательных российских художников, проиллюстрировавших детские книги современных российских авторов, опубликованных в серии «Пестрый квадрат» издательства «Эгмонт». В экспозицию вошло 130 работ примерно из 50 книг. Эта серия была основана «Эгмонтом» почти десять лет назад, но потом ее издание было прервано. Возродив в 2017 году проект, «Эгмонт» выпустил уже около 70 книг, а к концу 2018 года обещает довести их до 100.
06.02.2018
Встреча с Шимилем Идиатуллиным состоится 9 февраля
2_2018.jpg

Тайная история Твин-Пикс

04.04.2017 Двойные вершины: версия Фроста

Тайная история Твин-Пикс
«Твин-Пикс» – культовый сериал американского телевидения, вышедший на экраны в 1990 году. Наверное, за прошедшие с его появления годы у каждого сложилась своя трактовка показанных в нем событий. В ожидании продолжения, появление которого анонсировано в мае 2017 года, мы листаем книгу одного из главных создателей сериала – Марка Фроста. «Жизнь – сон, и пробуждаемся мы редко», – написано в ней.

Стечением, во многом, случайных обстоятельств «Твин-Пикс» является одной из ключевых работ в творчестве гениального американского режиссера Дэвида Линча, который выступал также соавтором сценария. При чтении истории, на этот раз единолично подписанной Фростом, складывается впечатление, что Марк пытается вернуть себе то, что у него никто как бы и не отнимал. Перед нами события и доминанты в его представлении.

Секретное досье обнаружено «17 июля 2016 года» и посвящено маленькому городку Твин-Пикс, где 25 лет назад проводилось расследование жестокого убийства Лоры Палмер. «Вот уже много лет я наблюдаю, как истончается и ветшает полотно нашей жизни…» Фрост использует уже известную нам мистическую (не криминальную) интригу в развитии новой истории. Повествование скорее стилистически, чем сюжетно повторяет структуру фильма. «Труднее всего определить, с чего именно все началось»… Предшествовавшие основанию Твин-Пикс времена освоения земель. Индейские верования и мистические обряды. Масоны (ни для кого не секрет, что усеченная пирамида на американском долларе – знак ложи). Реальные исторические персонажи: дневниковые записи Томаса Джефферсона, убийство Кеннеди, президент Никсон. Писатель-фантаст и основатель церкви Саентологии Рон Хаббард. Библейские аллюзии, «Адские врата» и атомные испытания. Нацизм, наркотики, холодная война и НЛО. «На самом деле ценность тайн заключается лишь в том, что они порождают в нас восхищение и любопытство. Именно это и заставляет нас отправиться на поиски истины». Фрост то ли пытается нас запутать (в чем несколько излишне усердствует), то ли пытается представить картину мира в понимании популярных и доступных жанров. Однако разнообразные линии тематически плохо связаны между собой. Автор считает возможным пристегнуть к сюжету любые шаблоны. В середине текста он переходит к изложению весьма путанного содержания сериала: излишне подробная вязь криминальной интриги вокруг лесопилки. Поскольку тема исчерпана, смерть Лоры Палмер мало интересует Фроста.

Следует ли «воспринимать <…> буквально или метафорически» «апокалиптический характер <…> изложения» классического «Твин-Пикса»? Фрост пытается придать видимость логической завершенности там, где Линч старательно ее разрушает. Осмысленность текста лишена эксцентричности и значительной доли безумия фильма. Возможно, баланс этих двух начал и определяет успех сериала.

Давно знакомые истории в тексте представлены в том виде, в каком, по-видимому, были задуманы. Это дает нам возможность не только вспомнить, но сравнить и узнать, что именно в сериале не удалось. «Как объяснить приезжему, кто она такая?» – пишет в газетной заметке Р. Джакоби о «Даме с Поленом». Туповатый Большой Эд, клякса Надин, безликий отец Роберта, обвиненного в убийстве Лоры, наркоман-психотерапевт доктор Л. Джакоби и другие гротескные (неудачные) персонажи сериала, – описывая их с чувством юмора и объясняя странности поступков, Марк Фрост дает нам новую и потерянную ранее возможность их понять. Дополнительно развивается интрига, кем же является alter ego Марка Фроста (составитель досье) в тексте?

Оформление сближает книгу с фильмом. Мы не столько читаем, сколько созерцаем текст: «Человек не в состоянии их [тайны] постичь, но способен рассмотреть и осмыслить». Сегменты отдельных записей объединены в коллаже, приближенном к киномонтажу; стилистика фрагментов выдержана каждая в своем ключе. Примечания выполнены в форме заметок на полях и являются комментариями к тексту, написанными сотрудником ФБР, который изучает найденные документы. Повествовательная структура предельно ограничена и вымещена в газетную статью, но чем менее она лаконична, тем больше в ней общих (впрочем, хорошо расписанных) мест. В «Тайной истории…» мы также найдем упоминания и выдержки из небольших книжек, посвященных городку. Не все описания вызывают в памяти конкретные образы, но они подкреплены карточками с изображениями актеров и кадрами из сериала. Внешний вид бланков, текст на печатной машинке, шрифт с более-менее почищенными литерами, прижим кальки. Текст от руки, почерки вынужденно ученически округлы (внятны). Автор не останавливается перед тем, чтобы подчеркнуть нужный ему фрагмент. Замазанные маркером имена (соображения секретности). Имитируется затертая, помятая, порванная, грязная бумага. Объем визуализации поражает.

Разумеется, книга не является ни самостоятельным, ни законченным художественным произведением. Перед нами промежуточный итог, который подразумевает и даже требует продолжения.