Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



11.08.2017
Любителям почитать что-нибудь на татарском стоит обратить внимание на амбициозный проект волонтеров из Татарстана, которые перевели культовый роман «Гарри Поттер и философский камень» британской писательницы Джоан Роулинг на татарский язык.
07.08.2017
Жители Санкт-Петербурга предпочитают электронные книги бумажным. Их траты на книги из Сети выше, чем на обычные, в 3,8 раза.
07.08.2017
Фильм «Темная башня», снятый по мотивам книжной серии Стивена Кинга, стал лидером кинопроката в России и СНГ. Как сообщает Kinobusiness.com, за уикенд 3–6 августа картина с Идрисом Эльбой и Мэттью Макконахи собрала 263,1 млн руб.
07.08.2017
Как сообщила пресс-служба Государственного музея истории Петербурга, мемориальные мероприятия пройдут в музее-квартире А. Блока 7 августа – в день памяти поэта. Утром отсюда отправится автобусно-пешеходная экскурсия «Город мой неуловимый»: участникам покажут «блоковский» Петербург.
07_2017.jpg

Тайный год

04.04.2017 Я царь или не царь?
Тайный год
Как известно, Иван Васильевич свою профессию не менял. Как-то раз он от нее попросту отказался, единолично бойкотировав все подответственное огромное государство. В сорок пять лет от роду Грозный, измученный тяжестью шапки Мономаха, променял Первопрестольную на Александрову слободу, а московский трон уступил «эрзац-государю», крещенному татарскому хану Симеону Бекбулатовичу. Уступил, правда, на время, чтобы, вернувшись к покаявшемуся неразумному народцу, сжать его в своих тиранских тисках еще крепче.

Самоизоляция государя – отличный повод для его рефлексии и глубокого анализа собственных деяний. Этим герой нового романа Михаила Гиголашвили и занимается. Увлеченно и затейливо. Казалось бы, про Ивана Грозного сказано и написано так много, что для очередного обращения к теме его биографии нужно какое-то действительно веское основание. И такое основание у Михаила Гиголашвили нашлось – новый своеобразный полуигровой псевдоархаичный язык, которым написан этот объемный роман. Мы не знаем, какие слова и обороты употреблял, размышляя и разговаривая, Иоанн IV, а также его подданные: аудио- и видеосвидетельства тех лет по понятным причинам отсутствуют. Но разве это имеет какое-то значение? Самое главное заключается в том, что автору удалось изобразить живописный мир, странным образом совпадающий с нашим представлениями о нем. Это жестокая и очень динамичная вселенная имеет в своем центре страшную и страстную личность, свято верящую в свою божественную исключительность. Чего стоит хотя бы приказ первого русского царя на века забыть о существовании «опришнины» и… самого себя, то есть государя Ивана Васильевича. Михаил Гигалошвили подарил читателям новый извод старой, но не теряющей актуальности истории, которая, конечно, не оставит равнодушными комментаторов российской истории, полярно расходящихся в своих мнениях.