Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



28.04.2017
Дмитрий Медведев рассказал о своем пристрастии к чтению, отметив, что лишь одна из прочитанных им за год книг была в бумажном варианте, сообщает РИА Новости. «Честно говоря, лишь одна книга была напечатана. Все остальное, в силу определенных привычек, прочел в электронной форме», – сказал премьер-министр на культурном форуме «Единой России».
28.04.2017
Глава комитета Госдумы по культуре, режиссер Станислав Говорухин (фракция «Единая Россия») считает мифом утверждение о том, что СССР был самой читающей страной в мире. Об этом он заявил по итогам работы дискуссионной площадки «Культура и образование» на форуме «Единой России» в Омске.
28.04.2017
Российская книжная палата (РКП) в день своего 100-летия отмечает назревшую необходимость регистрировать и учитывать электронные издания в РФ. Соответствующий проект уже передан в Министерство связи и массовых коммуникаций, сообщила в беседе с корреспондентом ТАСС директор РКП Елена Ногина.
28.04.2017
В Сочи представлена книга о Данииле Квяте. В ней рассказывается о гоночной карьере 23-летнего российского пилота, начиная с картинга и заканчивая «Формулой-1»
05_2017.jpg

Манарага

04.04.2017 Гурман в библиотеке
Манарага
Владимир Сорокин написал еще один роман, который поставит сложный вопрос перед любителями книжной рубрикации. К какому жанру отнести «Манарагу»? Антиутопия, фантастика? Можно сказать и так, ведь действие романа (как и предыдущего, с которым он связан многими нитями, – «Теллурии») разворачивается где-то в середине ХХI века, и в нем подробно описан мир будущего с его нравами и изобретениями. Постмодернистский триллер? Вторая часть книги вполне соответствует этому определению. Притча о судьбе книгопечатания? Такой вариант трактовки тоже возможен. Но правы будут также и те, кто назовет «Манарагу» романом о литературе и гастрономии. Сочетание этих двух ингредиентов и прежде нередко встречалось в прозе Сорокина. Достаточно вспомнить книгу «Пир», целиком посвященную метафизике текста и еды. В одной из глав там описана машина, перерабатывающая слова в блюда. Колоритные описания литературоцентричных трапез не редкость и в других его книгах. Во многих интервью Сорокин рассказывает, что любит готовить, сравнивать национальные кухни (особенно он любит японскую), созерцать живописные «натюрморты» в продовольственных магазинах… Для него это неиссякаемый источник вдохновения. Как и хорошая литература, которую так приятно дегустировать медленно и помалу. И вот этот утонченный эстет, гурман и мастер стиля создал роман, в котором книгам уготована незавидная судьба.

Если вышедшая в 2013 году «Теллурия» – полифонический и программный роман, «трудная», концентрированная проза, то «Манарага» (подобно «Дню опричника» или «Метели») – более простое по композиции и стилю моносюжетное произведение. Любопытно, что продажи книги стартовали 13 марта – в день, когда начинается действие романа. Это словно намек на то, что в действительности все, описанное автором, – наша сегодняшняя реальность.

Или все-таки будущее?.. Согласно сюжету, после кровопролитной войны, в которой европейские народы совместно с восточными союзниками одолели-таки исламских фундаменталистов, на территории России образовалось полтора десятка небольших стран с разным политическим устройством – где-то монархия или республика, а где-то военно-бандитская олигархия. Евроазиатский континент, как сказано еще в «Теллурии», погрузился в «благословенное просвещенное средневековье». В этом мире царствуют жесткие, но понятные и справедливые законы. Допотопная архаика соседствует с чудесами технологий («умные» вещи и насекомые). Но жизнь постепенно налаживается. И признаком стабилизации становятся экзотические причуды богатеев. Так, в моду вошло «чтение» любимых книг путем их сжигания и приготовления на этом огне чего-нибудь съестного. Блюдо должно быть связано с содержанием книги. А лучше, если вся церемония будет напоминать некое эпатажное литературно-гастрономическое шоу…

Для подобных аутодафе используются только «книжные редкости», разграбленные во время войны из музеев и библиотек. Первые издания классиков. Творения интеллектуальных гуру. Философские труды. Иногда – рукописи. У книг, используемых в качестве топлива, своя классификация. Многое зависит от горючих свойств бумаги, переплета, клея. Малейшая оплошность – и трапеза под угрозой. Букинистика превратилась в высокодоходный криминальный бизнес, торговцы старинными фолиантами круты, как наркобароны. Из-за ценной книги здесь могут и убить.

Герой романа, 33-летний Геза – представитель редкой, но высокооплачиваемой профессии. Он по заказам богатых клиентов готовит изысканные блюда на гриле, под которым пылает какой-нибудь библиофильский раритет. Повар высшей квалификации, он работает нелегально, ведет увлекательную конспиративную жизнь, как какой-нибудь международный шпион. Геза специализируется на русской классике. Книг на бумаге он почти не читает. Хотя, конечно, по долгу службы неплохо разбирается в литературе, точнее – в ее «горючих» свойствах. Любой текст доступен теперь на суперпродвинутых гаджетах, иные из них имплантируются прямо в мозг.

Сообщество элитных поваров, сжигающих редкие книги, называется Кухней и организовано по законам мафии. Сферы влияния четко поделены: одни готовят на книгах английских писателей, другие жарят на немцах, у третьих в почете авторы из Испании. Повар по имени Анзор готовит только на томах Бахтина. Есть специалист по «довоенной» русской прозе ХХI века… Настоящий профессионал готов исполнить любой каприз заказчика. Кухня – не просто подпольная бизнес-структура, это настоящий орден книголюбов, где превыше всего ценится подлинность и уникальность издания. Но в ней вызревает революция. Стремительное развитие событий приводит героя на гору Манарага – одну из главных вершин Приполярного Урала. Место заповедное, фантастически красивое, любимое путешественниками, спортсменами, поклонниками древнеславянской магии. Теперь на эту гору, если верить Сорокину, протоптали тропу и заядлые книжники…

Автор романа снова «замахнулся на святое». Снова вывернул наизнанку и спародировал русские литературные каноны – от Льва Толстого до современной прозы. Хладнокровно изжарил на медленном огне высокие идеалы прежних поколений. Смешал дух и материю, искусство и чревоугодие, классику и трэш. Приготовил блюдо, которое не всем придется по вкусу. Но не этим ли занимались отечественные писатели ХIХ и ХХ веков, которых Сорокин подвергает деконструкции в своих произведениях вот уже почти 40 лет? И Толстой, и Набоков тоже скандализировали и шокировали тогдашнее общество. Прорывались за пределы, расширяли границы дозволенного. Их книги запрещали, изымали, чуть ли не сжигали. Так что в этом смысле «пироман» Сорокин – продолжатель русских литературных традиций.

Герой «Манараги» гастролирует по миру с поварским чемоданчиком, а читатель совершает путешествие по фирменным приемам Сорокина. Многое в этом романе кажется знакомым, позаимствованным из прежних книг Владимира Георгиевича. Секретная лаборатория в далеких русских снегах будто бы перекочевала из «Голубого сала». Тайное братство – из «ледяной» трилогии. Занимательная шокирующая гастрономия – из «Пира». Садистские страшилки – из ранних рассказов. Упоминается даже опера «Дети Розенталя», либретто к которой когда-то написал Сорокин. Вскользь упомянут и роман Брэдбери «451° по Фаренгейту», отголоски которого нетрудно различить в «Манараге». В дело у «повара»-романиста пошли самые разные ингредиенты. Не случайно действие романа Сорокина разворачивается на обломках прежней цивилизации. Ветер разносит по миру пепел книг. Фрагменты, избежавшие огня, могут стать материалом для новых произведений.