Участники проекта:

Присоединяйтесь к нам!



Мы в Facebook




Мы в ВКонтакте



20.04.2018
22 апреля в 13:00 в «Московском Доме Книги на Новом Арбате» состоится презентация книги для детей «Животные-космонавты. Первые покорители космоса».
20.04.2018
Анимационную ленту «Руслан и Людмила» по одноименной поэме Александра Пушкина планируют выпустить в прокат к декабрю 2020 г. Об этом на очной защите проектов организаций кинематографии, не входящих в число кинокомпаний-лидеров отечественного производства сообщили представители ООО «Визарт фильм». Они добавили, что осенью этого года начнется производство картины.
20.04.2018
Фильм «Холодное танго» Павла Чухрая по мотивам повести Эфраима Севелы «Продай твою мать» получил Гран-при «Гранатовый браслет» XXIV Российского фестиваля «Литература и кино», прошедшего в Гатчине под Петербургом.
17.04.2018
Открыт прием заявок на литературную премию, организованную digital-издательством Bookscriptor в помощь начинающим авторам. Для всех малоизвестных талантливых писателей – это шанс дойти до своего читателя и попасть на полки книжных магазинов.
4_2018.jpg

Голодный дом

02.03.2017 Жестокий теремок

Голодный дом
Новый роман известного английского писателя, автора интеллектуальной прозы, дважды попадавшего в шорт-лист Букеровской премии Дэвида Митчелла, на этот раз совершенно не похож на его предыдущие работы. После «Сон № 9» и «Облачного атласа» (недавно экранизированного Томом Тыквером и братьями Вачовски) эта книга неожиданна и вряд ли будет принята высокоинтеллектуальной публикой, желающей нечто в стилистике «Атласа». А Митчелл взял да и обманул всех. Стивен Кинг назвал «Голодный дом» «редкостной, великолепной вещью», а Энтони Дорр – «Дракулой» нового тысячелетия.

Седьмой роман Дэвида Митчелла получился совсем небольшим и написанным как будто на заказ к Хеллоуину. А еще это третий роман, в котором появляется доктор Маринус (хотя и в самом конце). «Голодный дом» совершенно не претендует на глубокое осмысление. Роман построен по шаблону и сплетен из нескольких весьма мрачных сказок: таинственный особняк в проулке Слейд заманивает героев одного за другим, исполняет их самые сокровенные желания, а затем сжирает, никому не оставляя шанса на спасение.

Образованному англичанину выражение «Слейд-хаус» (Slade House) напомнит в первую очередь не о диалектном обозначении поляны, болота или долины и не о названии популярной в 1970-е годы рок-группы Slade, а о Феликсе Джозефе Слейде (1788–1868), викторианском эксцентрике, филантропе, меценате, собирателе древностей и основателе школы изящных искусств, по сей день носящей его имя. Феликс Слейд владел обширным имением в лондонском предместье Кеннингтон на территории района Ламбет, где среди построенных на его деньги домов для фабричных рабочих и лондонской бедноты стоял его особняк в переулке Уолкот-Плейс; в 1940 году немецкие бомбардировщики превратили в руины и особняк, и сам переулок, в наши дни на их месте проходит оживленная транспортная магистраль Кеннигтон-роуд…

Митчелл рассказал нам пять историй, помещенных в пять новелл. И прежде всего о хозяевах особняка, ведь не сам же он людоедствует. Хозяева дома – близнецы, брат и сестра, пожирающие человеческие души, Иона и Нора. У них много обличий, для каждого гостя – свое. Но и особняк тоже не остается без изменений, сначала это светский салон, потом запущенный дом женщины, недавно похоронившей мужа, или веселый студенческий кампус с пьяными загулами и погружающей в иную реальность травкой…

Так и не достигшая успеха музыкант здесь обретет шанс пройти прослушивание у своего кумира – скрипача Иегуди Менухина, ее двенадцатилетний сын-подросток найдет друга. Нэйтан и Рита Бишоп исчезнут в субботу, 27 октября 1979 года. Никто из них не догадывается, что за мечту придется заплатить жизнью.

Попасть в этот дом можно только раз в девять лет, и только тем, кого ждут, и вошедший гость обретет то, что хочет, то, чего у него никогда не было. Но не под каждой ладонью откроется маленькая черная металлическая дверца без ручки и замков.

Через девять лет в особняк войдет Гордон Эдмондс – полицейский, тяжело переживающий развод после пятилетнего брака. Там он встретит богатую вдову и вновь поверит в себя. Третьей окажется студентка Салли, состоящая в обществе по изучению паранормальных явлений.

Митчелл почти занудно с точными мелкими подробностями рассказывает, как устроен его мир, зачем нужны портреты жертв вампиров вдоль лестницы, как совершается процедура отъема души и что потом происходит с телом. «Близнецы шевелят губами, шепот становится все громче и громче, и над свечой возникает нечто осязаемое, медленно, клетка за клеткой, превращаясь в мясистую медузу, пронизанную багряными сполохами» – это очень показательная цитата из романа, дающая представление о его стилистике.

Не только внутри таинственного дома остановилось время. И вокруг кровожадного особняка творится что-то неладное. Бегун в черно-оранжевом костюме пробегает одним и тем же маршрутом более тридцати лет. Лунно-серая кошка безнадежно мертва в начале повествования и вполне жизнеспособна в конце – с той же легкостью она будет бродить из романа в роман. Используя одни и те же имена, названия, детали, Дэвид Митчелл выстраивает собственную Вселенную.

«“Голодный дом” – часть фрактального узора, начатого в предыдущем романе “Простые смертные”, ужасающий рассказ о доме с привидениями, основанный и на традиционном фольклоре, и на квантовой механике, завораживающая история о неуемной жажде жизни и о самонадеянности бесконтрольной власти», – считает Дин Кунц.

Начало новой книге положила история, которую Митчелл начал публиковать в своем Твиттере в канун Хэллоуина, и связанная с его романом «Костяные часы» («Простые смертные»). И все было бы хорошо, если бы не слишком навязчивая рекламная кампания, и не только в самой книге, но и в городе, в СМИ, на сайтах. Как будто другой книги нет, и нам навязывают последнюю и самую необходимую.

А сегодня Митчелл участвует в проекте «Библиотека будущего». Его суть – в течение ста лет собрать сто произведений, которые будут напечатаны лишь в 2114 году. О романе, которым насладятся потомки, неизвестно ничего, кроме названия, – «Из меня течет то, что ты называешь временем».